Актуально

Черный пиар в стерильных перчатках

Борьба за коммерческие рынки — рутинная игра бизнеса. Если игрок умен, ходы и действия изящны и незаметны, а результат заслуживает уважения. Конкуренция по-рязански грязна, лжива и вызывает лишь недоумение своей несуразностью и низколобой примитивностью.


2017-11-22 Автор: admin Комментариев: 1 Источник: UZRF
Публикация

«Ни одно государство не может жить в покое…»

История болезни Ганнибала Барки

 

Смелость заключается в умении выбрать

наименьшее зло, каким бы ужасным оно ни было.

Стендаль

Доблесть не знает непроходимых путей.

Публий Овидий Назон

Нельзя отказываться от власти, пока ты на коне,

можно — когда тащат за ноги.

Дионисий Старший

 

Когда в школе изучают историю Карфагена, Пунические войны и все, что с этим связано? Сейчас в пятом классе, мы изучали в шестом. Что такое школьный курс истории? Даты и имена, «города и годы», чистая зубрежка? Это может и быть так, все зависит от личности учителя. Мне, кажется, повезло: наши учителя работали не для отчета, не для галочки, не спустя рукава, а с душой и учебники были неплохие, пусть и не такие красочные, как сейчас. Прошло почти полвека, а я и сегодня помню иллюстрации в них. Интерес к истории был привит навсегда. В большей степени это касалось, конечно, отечественной истории, что много позже подкрепилось чтением Ключевского, Корнилова, Соловьева, Карамзина, Платонова, Нечкиной и Эйдельмана. С мировой историей дело обстояло сложней, но все зависит лишь от доступности и качества источников. Сейчас они появились, и первым именем, которое вызвало интерес, стало имя Ганнибала (не путать с Ганнибалом Лектером в блестящем исполнении Э. Хопкинса — уж его-то современные школьники знают гораздо лучше, чем героя мировой истории). О Ганнибале (настоящем) мы когда-то читали, но вскоре это имя было погребено под массой фактов, дат и других имен исторических личностей, а между тем оно и с нашей историей связано — хоть косвенно, но ярко и демонстративно…

Карфаген — древний город и государство, существовавшее в 7–2 вв. до н. э. в западном Средиземноморье. Сегодня это территория Туниса. Карфаген, что означает по‑финикийски «новый город», был основан выходцами из финикийского Тира. Традиционно временем основания Карфагена считается 814 г. до н. э., но в действительности город появился несколько позже — возможно, около 750 г. до н. э. Римляне называли его Carthago, греки — Кархедон. Карфаген, между прочим, был основан на 60 лет раньше Рима.

Сначала ярым врагом Карфагена были греки, с которыми он вел серию войн. Какое-то время Рим и Карфаген были союзниками в борьбе против Пирра (помните крылатое выражение «Пиррова победа»?), но очень скоро они стали непримиримыми врагами. Вот как раз на фоне этой вражды и проявились таланты Ганнибала. Его биограф пишет: «Нет другого великого полководца древности, который играл бы столь важную роль в западной военной истории, но о личности которого нам было бы так мало известно… Не сохранилось ни одного изображения ни в бронзе, ни в мраморе. Римляне позаботились, чтобы не осталось не только никаких скульптурных и живописных изображений Ганнибала, но и описания его внешности и характера в литературе и даже в поэзии» (Р. Габриль, 2012). Все существующие изображения Ганнибала — некий собирательный образ, вроде нашего Александра Невского или Евпатия Коловрата.

Его появление на свет было связано с мрачными обстоятельствами. Карфагеняне были язычниками, поклонявшимися ханаанскому богу Баал-Хаммону, главному божеству финикийского города Тир, выходцы из которого и основали Карфаген. Даже своим детям они давали т. н. теофорические имена, связанные с тем или иным божеством. Отца Ганнибала звали Гамилькар (тот, кому покровительствует бог Мелькарт), брата — Гасдрубал (тот, кому покровительствует Баал), а Ганнибал означает «тот, кому помогает Баал». Задним числом можно сказать, что не очень-то помог этот покровитель Ганнибалу!

У карфагенян был и жестокий обычай приносить новорожденных детей в жертву. Одного из мальчиков, родившихся в семье Ганнибала, постигла такая участь…

Ганнибал, имевший прозвище Барка («Молния» — прозвище это дали ему классические авторы, у карфагенян не было ни прозвищ, ни родовых имен, как у римлян), родился в 247 году до н. э. Отцом его был карфагенский аристократ и полководец, выходец из семьи потомственных воинов Гамилькар, которому незадолго до этого было предложено принять командование карфагенскими армиями, воевавшими с римлянами на Сицилии во время Первой Пунической войны (римляне называли жителей Карфагена «пунийцами»). У Ганнибала было три сестры, имена которых неизвестны, и брат Гасдрубал.

В 237 году Ганнибал вместе с отцом попал в Испанию, где Карфаген вел активные боевые действия от побережья Андалузии до долины реки Бетис, где находились серебряные и медные рудники. Десять лет Ганнибал провел в суровых полевых условиях, учился езде на лошади, муле и слоне, исследовал окружающую местность и охотился. Он владел всеми видами оружия, которыми владели карфагеняне и испанские племена, был искусным наездником и отличался выносливостью и неприхотливостью. Но главное — он хорошо изучил кельтско-иберийскую культуру, обычаи, историю союзов и вражды племен, живших в Испании, их религию и династические разногласия, склонность к предательству и тактику боевых действий. Он рано понял, что карфагенян слишком мало, чтобы управлять завоеванной частью Испании, и как надо использовать союз с основными племенами, жившими там. Он был не только искусный воин, но и расчетливый дипломат.

С раннего возраста Ганнибал столкнулся с жестокостью войны. Карфагеняне подвергали пыткам и убивали своих военачальников, проигравших сражение. Ганнибал был очевидцем жестоких наказаний наемников, изменивших карфагенянам. Их лидер Индорт, попавший в плен к Гамилькару, отцу Ганнибала, был подвергнут жуткой казни: его ослепили, потом отрубили руки, ноги и половые органы, а затем распяли. Десять тысяч его воинов заставили смотреть на это, а потом отпустили по домам, чтобы каждый знал: кто пойдет против Карфагена, получит вот это! Примечательно, что самого Ганнибала объективные историки не обвиняют в бессмысленной жестокости.

Он получил разностороннее образование, его учителями были греки и карфагеняне. Отсюда его блестящее знание греческого и древнекарфагенского языков и диалектов испанских племен. Считается, что Ганнибал был образованнее любого из своих противников. Примечательно, что братья Гасдрубал и Ганнибал были женаты на испанских принцессах.

Ганнибалу было 20 лет, когда погиб его отец. Спасая сыновей, он увлек за собой противников и то ли утонул, то ли был убит. Ему был 51 год, и он находился в Испании почти девять лет. Несмотря на хорошую подготовку, Ганнибал не обладал династическим правом наследования (Карфаген был республикой, и военачальников назначал сенат). Командующим стал зять Ганнибала Гасдрубал, под началом которого он прослужил с 228 по 221 г. до н. э. в качестве командующего конницей.

Историк писал о Ганнибале: «…никогда еще один и тот же характер не был так приспособлен к различнейшим делам — повиновению и повелению… насколько большую смелость он проявлял, принимая на себя опасность, настолько большую мудрость он выказывал в самой опасности… Он далеко опережал всадников и пехотинцев, первым вступал в бой, последним покидал сражение» (Т. Ливий, 1993). В 26 лет Ганнибал стал командующим войсками, причем, как пишет биограф, ни у Александра Македонского, ни у его отца Филиппа II, ни у Октавиана не было такого боевого опыта, каким обладал Ганнибал. Следует отметить, что смелость Ганнибала, о которой было сказано, приводила к опасным последствиям: при осаде одного из городов он был ранен дротиком в бедро (в то время такая рана легко могла привести к газовой гангрене), второй раз он получил рану в 218 г. до н. э. при захвате укрепленной пристани. Но худшее еще ждало его впереди…

Любопытно, как описывали Ганнибала римские историки. Ему приписывали жадность, жестокость, зверства, сексуальную распущенность и каннибализм. «Карфагеняне считали Ганнибала корыстолюбивым, а римляне — жестоким», — писал греческий историк (Полибий, 1899). Римские историки называют Ганнибала корыстолюбивым, однако, в противоположность римлянам, он не собирал контрибуцию с богатых италийских городов, таких как Капуя и Тарент, и почти ничего не просил из казны Карфагена. Можно считать, что Вторую Пуническую войну Ганнибал вел почти без всякого содействия правительства Карфагена, не случайно ее называют Ганнибаловой войной. Более того, не получая подкрепления, он сам отправлял в Карфаген захваченные в битвах трофеи, не владея ни одним морским портом! Обвинения в каннибализме и промискуитете историки опровергают, а вот остальное — да. Так, захватив город Сагунт, Ганнибал приказал уничтожить всех мужчин призывного, как бы сейчас сказали, возраста. Правда, перед этим он предложил им сдаться, отдать собственность и переселиться в другое место по его выбору. Однажды Ганнибал приказал заживо сжечь жену и детей некоего Дария Алтиния, который был дезертиром и предателем. Вот такая «воспитательная мера» для остальных, и без всяких штрафных батальонов и заградительных отрядов. Биограф не смог удержаться от комментария, что для Ганнибала, который видел распятие на кресте карфагенских командующих, потерпевших поражение, участь презренного предателя не казалась ужасной. Известно, что Ганнибал бесцеремонно переселял жителей захваченных городов в другие места. Но и этим нас не удивишь, коли и у нас целые народы отправлялись в «места не столь отдаленные», и не до н. э., а в XX веке. Пожалуй, был прав Т. Моммзен: «в сочинениях о Ганнибале нет ничего, что не могло бы оправдать его действий в тех обстоятельствах» (Т. Моммзен, 1909). Ганнибал был менее жесток, чем его времена, и более человечен, чем римские полководцы, с которыми он воевал и для которых жестокость была обычным явлением. Так, известен был своими «подвигами» против мирного населения Сципион Племиний. А у погибшего Гасдрубала римлянин Клавдий Нерон приказал отрубить голову и подбросить ее в лагерь Ганнибала! Ганнибал же даже тела погибших в войне с ним римских полководцев (Фламиния, Эмилия Павла, Семпрония Гракха, Марка Марцелла) приказал разыскать и похоронить с почестями.

Ганнибала называют величайшим военным противником Древнего Рима, с которым как стратегом и солдатом не могли сравниться все союзники Карфагена против Рима вместе взятые. Врожденные способности, желание учиться, ясный ум, гибкость, стремление понять природу необычных обстоятельств — вот особенности, свойственные Ганнибалу, как и другим великим полководцам в истории.

Армия Ганнибала состояла из пехоты, конницы и боевых слонов. Карфагенский пехотинец имел металлический (бронзовый) или кожаный шлем, поножи, льняные чешуйчатые доспехи, круглый щит из кожи с металлическим умбоном (круглым выступом) по центру, пику или короткое греческое копье и короткий меч. В бою пехотинцы выстраивались в форме фаланги. Были и воины с длинными мечами и большими щитами, а галлы иногда сражались обнаженными по пояс. Упоминаются также лучники и пращники (пращи для дали и для близи). Были у Ганнибала еще метательные машины (катапульты и баллисты). Армия Ганнибала была разноплеменной, в нее входили испанцы, галлы и апеннинские племена, которые вооружались по своим обычаям. Но самой мощной силой карфагенской армии была испанская тяжелая конница. Воины были вооружены длинным копьем, махайрой (нож-тесак), имели чешуйчатые доспехи и щит. А самой интересной частью армии Карфагена были боевые слоны. Это были не разведенные в неволе, а отловленные в дикой природе животные. Слон мог пройти в день с грузом около 20-30 км, двигаясь со скоростью 5 км/ч. Примечательно, что все 37 слонов, с которыми Ганнибал перешел через Альпы, остались живы! Слоны наводили ужас на воинов, которые никогда не видели такого «чуда-юда», и пугали лошадей, из-за чего вражеская конница теряла боеспособность. На слоне находился помост для лучников и метателей копья. Его использовали и как ширму для прикрытия перемещений конницы. Любопытно, что карфагенские погонщики слонов имели при себе длинный гвоздь и молоток. Если слон во время боя переставал подчиняться погонщику, тот безжалостно вбивал ему в череп гвоздь, и слон погибал, иначе он мог наброситься на своих же воинов и начать крушить все без разбора.

Из особенностей тактики Ганнибала военные историки отмечают такие приемы, как охват и двойной охват. Правда, знаменитый «полумесяц», использованный Ганнибалом в битве при Каннах, уже применялся раньше. Любопытны правила боя, которым следовал сам Ганнибал: 1) засада; 2) завязка боя сразу после того, как неприятель преодолел тяжелое естественное препятствие (река, возвышенность, лес) и был вымотан; 3) использование ландшафта в месте сражения; 4) уменьшение возможностей противника для маневра (размещение на флангах тяжелой конницы или слонов). Но главная хитрость состояла в том, чтобы избегать сражения, если нельзя было использовать ни одно из перечисленных правил.

Важным было и то, что Ганнибал великолепно использовал недостатки римской армии. Основным ее недостатком была нехватка профессиональных офицеров. Старшие офицеры римской армии были гражданскими лицами, которых назначали командовать легионами во время войны. На поле боя командование было четырехуровневым. Были здесь центурионы (командиры рот) — опытные, но не кадровые военные. Главный (первый) центурион командовал всегда правым флангом, второй центурион — левым. Римской когортой командовали трибуны. Это были, по сути, профессиональные политики, служившие по нескольку лет, а потом возвращавшиеся к гражданским обязанностям. Легионом командовал легат. Обычно это был сенатор, временно занимавший данный пост.

Второй проблемой римской армии была консульская система отбора командующих: нередко на должности полевых командиров назначались некомпетентные люди. Мало этого, два консула командовали армией поочередно: один день — один, на следующий — другой. Ганнибал внимательно изучал их и всегда старался напасть тогда, когда, по его мнению, командование переходило в руки менее компетентного.

Боевая сила римского легиона заключалась не в тактике, а в решимости, храбрости и дисциплине его тяжелой пехоты. Но именно последнее и подводило: начав наступать, она шла только вперед или только назад. А представьте себе такое: огнестрельного оружия нет, лучников мало, т. е. на расстоянии противники не могут друг друга поражать. Что происходит? Вокруг группы окруженных пехотинцев кольцо сжимается до тех пор, пока уже ни мечом не взмахнуть, ни копьем не ударить: мешают прижатые друг к другу боевые соратники. И тогда начиналась настоящая резня. Так в этой войне было не раз.

Конница римлян была совершенно лишена маневренности, чем неоднократно с успехом пользовался Ганнибал. Римляне вообще не умели использовать конницу. Она состояла из аристократов, которые были недисциплинированны, стремились разбиваться на группы и блуждать по полю боя, не принося никакой пользы. Они никогда не вступали в ближний бой с пехотой. Конница не использовалась для разведки.

Вообще, с разведкой, стратегической и тактической, у римлян была беда. С точки зрения стратегии Рим не предвидел вторжения Ганнибала в 218 г. до н. э., кризис на Сицилии, восстание на Сардинии, нападение из Македонии, дезертирство племен Южной Италии, перешедших на сторону Ганнибала. Во всех случаях римляне были захвачены врасплох. Тактическая разведка римлян была еще хуже — они много раз попадали в засады и несли жестокие потери. А вот у Ганнибала была отличная служба разведки (купцы, разведчики, галльские союзники, дипломаты) и легкая (легковооруженная, а потому и быстрая) нумидийская конница, которая использовалась для разведки.

Вторая Пуническая война, с которой начался взлет Ганнибала как военачальника, отличалась от войн «классического» периода или даже от Первой Пунической войны тем, что это была не «солдатская» война, а «генеральская», в которой решающим фактором был талант таких командующих, как Ганнибал. От этого зависел исход боя. Значение, конечно, имели численность, боеспособность, боевой дух, вооружение и… логистика. Но решения до, во время и после сражения, которые должны были коренным образом повлиять на события, полностью зависели от командующего. Прошло то время, когда военачальник вступал в сражение во главе войска (помните фильм «Чапаев»: «Где должен быть командир? Впереди, на лихом коне»). Война стала слишком сложной.

В общей сложности Пунические войны шли более 40 лет (264–202 г. до н. э.). И Рим, и Карфаген проигрывали сражение за сражением, но духом не падали и сохраняли стратегическую решимость и выносливость. Вторая Пуническая война, как известно, началась с осады Сагунта — союзного Риму греческого города в Испании, не признававшего владычества Карфагена. После восьмимесячной осады Ганнибал взял Сагунт. Это и стало поводом для войны. В марте-июне 218 г. армия Ганнибала в 90 тысяч человек перешла через реку Эбро и вошла в Галлию. К этому моменту она насчитывала уже 50 000 пехоты, 9000 конницы и 80 боевых слонов. В октябре 218 г. до н. э. Ганнибал перешел через Альпы с двумя тысячами пехоты, шестью тысячами кавалерии и 37 слонами. В ноябре 218 г. до н. э. на реке Тичино он столкнулся с римскими войсками под командованием Публия Корнелия Сципиона. Римляне были разбиты, а сам Сципион ранен. Потом Ганнибал при Треббии разгромил войска консула Тита Семпрония, а в марте-апреле 217 г. до н. э. совершил первый в истории сознательный обходной маневр: перешел через занесенные снегом перевалы Апеннинских гор, за четыре дня форсировал топкие болота в бассейне реки Арно, считавшиеся непроходимыми во время паводка, и оказался между Римом и двумя консульскими армиями Гая Фламиния и Гнея Сервилия. Во время этого перехода «из-за сырости, ядовитых болотных испарений, бессонницы у него воспалились глаза, и, так как Ганнибал не имел ни времени, ни возможности лечиться, он потерял один глаз». По мнению историков, это был правый глаз. Есть легенда, что, «еще страдая этим недугом и передвигаясь на носилках, он истребил при Тразименском озере окруженного и пойманного в засаду консула Г. Фламиния, а немного времени спустя — претора Г. Центения, стоявшего в горах с отборным войском» (Т. Ливий, 1993; R. Gabriel, 1993).

По совету своих офицеров после этой инфекции Ганнибал стал передвигаться на слоне. Историки не говорят о ранении глаза, значит, это не была инфекция вследствие прободной травмы глазного яблока. Инфекция могла быть и эндогенной, вследствие какого-то заболевания или наличия в организме фокальной (очаговой) инфекции (зубов, миндалин, носа и околоносовых пазух, желудочно-кишечного тракта). А могло и не быть какой-либо общей инфекционной болезни или местного инфекционного очага, так как в клинически здоровом организме всегда имеются источники для такого заражения глаза. И если у Ганнибала произошло какое-то значительное раздражение глаза, то проникшие микробы легко могли вызвать воспаление, ведь и сейчас почти у 90 % здоровых людей в конъюнктивальном мешке обитает стафилококк и палочка ксероза.

Вопрос другой: почему вредные «испарения» подействовали на один глаз, а не на оба? Ну, тут можно только гадать. Какой процесс мог развиться у Ганнибала? Да какой угодно: гнойный ирит, иридоциклит, могло быть поражено стекловидное тело, хрусталик. Экссудативный гнойный процесс мог поразить ресничное тело и радужную оболочку. Мог развиться и панофтальмит (Р. А. Гундорова, А. А. Малаев, А. М. Южаков, 1986). При отсутствии лечения такой процесс неизбежно должен был привести к слепоте, а, поскольку прямой травмы не было, симпатическое воспаление не развилось, и второй глаз был сохранен.

Понятно, что разница между людьми абсолютно слепыми и утратившими зрение на один глаз огромна. Доминирующие на периферии глазного дна палочки в основном определяют одну из важнейших функций глаза — поле зрения. Подобно экрану телевизора, орган зрения разворачивает в зрительном образе плоскостную картину окружающего мира одновременно и по вертикали, и по горизонтали. Такой двухмерный мир одного глаза называется монокулярным полем зрения. В норме это довольно большая, но асимметричная картина, от которой отстает даже широкоугольный объектив фотокамеры: кверху, к носу и вниз она простирается примерно на 60°, а к виску — на все 90-100°. Последняя цифра говорит о том, что мы смотрим вперед, но при этом немного видим и назад. Примечательно, что «устранение» носа и щек не сообщает полю зрения круглой и симметричной формы. Часть периферической сетчатки не работает, хотя гистологически она совершенно нормальна.

«При двух открытых глазах бинокулярное поле зрения суммарно оказывается шире поля зрения каждого глаза в отдельности. Средняя его зона — общее поле зрения — принадлежит и правому, и левому глазу. Но изображения здесь не удваиваются, как это можно бы было ожидать, а образуют слитную картину. Более того, наличие двух приемников световой энергии — глаз, разнесенных на расстояние в 50-70 мм, но имеющих общие чувствительные и двигательные нервы, — сообщает органу зрения новое качество — возможность воссоздавать в зрительном образе не плоскую, как на киноэкране, а объемную картину окружающего мира. По крайней мере, в пределах нескольких сот метров вокруг нас. Частично это обеспечивается различной степенью конвергенции зрительных осей на предметах, удаленных от человека на различные расстояния» (А. И. Горбань, О. А. Джалиашвили, 1984).

Вот теперь можно хотя бы в первом приближении понять, что должны ощущать люди, потерявшие зрение на один глаз. Ну, писатель, или композитор, или химик с одним глазом, наверное, мало потеряет в своей творческой или научной деятельности, а военачальник времен Ганнибала, который должен обозревать поле битвы как можно объемней, теряет гораздо больше. Впрочем, успешные действия Ганнибала как военачальника и государственного деятеля позволяют предположить, что для реализации этих качеств недостаточно одного хорошего зрения.

После победы у Тразименского озера Ганнибал пошел не на Рим, чего панически боялись его правители, а к побережью Адриатического моря. Наиболее важным было сражение при Каннах 2 августа 216 г. до н. э. Войск у Гая Теренция Варрона было больше, чем у Ганнибала, но последний так удачно выстроил тактику сражения, что потери его войск по отношению к римлянам составили шесть тысяч против шестидесяти двух (больше чем 1:10). Гай Теренций Варрон позорно бежал, а другой военачальник, Эмилий Павел, погиб. Ганнибал одним своим глазом смог увидеть больше, чем римские военачальники всеми своими! Битва при Каннах уже в древности считалась непревзойденным образцом военного искусства. Название «Канны» стало нарицательным для любой блестящей военной победы (Сталинградская битва, например, иногда называется так).   Но одновременно это была последняя крупная победа Ганнибала.

Захватив большое количество городов и крепостей в Италии, Ганнибал тем не менее не достиг реального выигрыша. Но и римляне избегали открытых сражений. Кстати говоря, именно во время Второй Пунической войны проявился гений Архимеда — при штурме Сиракуз, который продолжался восемь месяцев. Ганнибал нанес римлянам поражение при городе Капуя, где он истребил армию Марка Центения Пенула во главе с командиром. Но Капую удержать не удалось, хотя воины Ганнибала в это время захватили всю Испанию. Потом он разгромил в битве у Ордоне армию проконсула Фульвия Центимала, а потом — консула Марцелла в битве при Нумистро (позже Ганнибал смог заманить Марцелла в засаду, где тот и погиб). Однако, нанося чувствительные, но не смертельные удары римлянам, армия Ганнибала постепенно утрачивала боеспособность. Поражения терпел и Гасдрубал, голова которого, как уже говорилось, вскоре была с помощью катапульты заброшена в карфагенский лагерь. После этого Ганнибал отступил. Потом погиб и другой брат Ганнибала — Ганнон. Уже в 202 г. до н. э. после ряда неудачных сражений Карфаген запросил у римлян мира, после чего Ганнибал вынужден был покинуть Карфаген (как сейчас говорят, его «сдали», но это было несколько позже) (Р. Э. Дюпюи, Т. Н. Дюпюи, «Харперская энциклопедия военной истории», 1997).

По логике, Ганнибала должна была ожидать судьба всех карфагенских военачальников, потерпевших поражение. Ведь это он начал войну с Римом, напав на Сагунт, и это его стратегия привела к поражению в Италии, а затем и повсеместно. Однако Ганнибалу не предъявили обвинений за ведение войны. Его продолжали считать героем. А Карфаген оставался Карфагеном — в 199 г. до н. э. карфагеняне попытались заплатить военную контрибуцию Риму фальшивыми деньгами, и мошенничество было раскрыто. Общественный гнев вызвало то, что причиной нехватки ресурсов стала коррупция. В скандале оказались замешаны даже члены высшего органа управления Карфагена — совета ста четырех. Скандал разгорался сильнее, и на этой волне Ганнибал был избран суфетом — это самая высокая гражданская должность в Карфагене (как консул в Риме), причем был избран народом, против воли значительной части олигархии. Он начал расследование коррупции и арестовал нескольких влиятельных членов сената. Он провел широкую финансовую реформу, позволившую отменить все особые налоги. Ганнибал реформировал совет ста четырех — его членов стали избирать всенародно и только на один год. Народ это поддержал, а вот олигархи стали готовить заговор.

Известно, что римляне в 218 и 202 гг. до н. э. уже требовали выдачи Ганнибала, а у него не было никакого желания погибнуть от рук римского палача в Туллиманской тюрьме у подножия Капитолия, и он тайно покинул Карфаген. Он оказался при дворе царя Антиоха, но армия последнего проиграла войну Риму, и Ганнибал снова ударился в бега. Он объявился при дворе царя Армении Арташеса, потом у царя Вифинии — Прусия. Но тот предал Ганнибала. Прибывший из Рима известный полководец Тит Квинкций Фламиниан потребовал выдачи Ганнибала. Тот сумел сбежать в турецкую деревню Гебзе, но там его настигли воины Прусия. Поняв, что попал в ловушку, Ганнибал принял постоянно находившийся в его кольце яд. Что это было — белена, стрихнин, морской лук? Или синильная кислота, которую тогда уже получали из косточек плодов, например персиков? Неизвестно, но ясно, что это был быстродействующий яд. Утешает то, что великий полководец не мучился. Перед смертью он, как передавали, сказал: «Избавим римлян от их давней заботы, раз уж им невтерпеж дождаться смерти старика».

Военные историки уверенно говорят, что никакой другой полководец никогда не встречался ни со столькими бедствиями, ни с таким ужасающим численным превосходством со стороны противника, как Ганнибал. Его поразительное умение вдохнуть в своих воинов боевой дух, совершенство его тактического и стратегического мастерства и его свершения в войне против наиболее динамичной и действенной нации в мире позволяют отнести к его к военачальникам уровня Александра Македонского и Наполеона. Любопытно, что много позже русская армия под командованием А. В. Суворова повторила маневр Ганнибала, перейдя через Альпы, правда, наши доблестные воины тащили на себе орудия. И снова этот переход увенчался успехом: Суворов учел ход рассуждений Ганнибала и их современное звучание.

…Ганнибала похоронили без всяких почестей в простой могиле, на которой была надпись «Ганнибал здесь погребен». Спустя 400 лет римский император Септимий Север во время кампании по взятию Византии наткнулся на могилу Ганнибала. Возможно, в жилах Септимия текла карфагенская кровь, и он приказал отделать могилу великого земляка белым мрамором. Она находится в древней Либиссе и сохранилась до нашего времени.

 

Н. Ларинский, 2015


2017-06-22 Автор: Larinsky_N.E. Комментариев: 0 Источник: UZRF
Комментарии пользователей

Оставить комментарий:

Имя:*
E-mail:
Комментарий:*
 я человек
 Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ
«О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия Пользовательского соглашения
Логин: Пароль: Войти